Москва
Последние новости
» » Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена


Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена

Дата: 27 май 23:29
Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена

Сегодня исполняется 160 лет со дня перезахоронения Тараса Шевченко на Чернечьей горе вКаневе (1861).

Не только день рождения Тараса Григорьевича Шевченко или день его смерти, но и «день освобождения его праха из Московии» в мае 1861-го - для украинцев торжественно- праздничные даты. Не так «календаря», как украинской души. Его могила стала сакральным - святым местом для украинцев и во времена недолгого восстановления украинской независимости в начале ХХ века, и в кроваво-голодоморные годы сталинщины, и в бессловесно-казенное время брежневщины, и в чекистско-беспредельное андроповское. Были годы, когда прийти в этот день к памятнику напротив Красного корпуса «универа» было проявлением национального достоинства и сопротивления империи. За это наказывали. Но люди все равно шли...

Могила Шевченко была для украинцев всего мира неким Иерусалимом, сочетанием Голгофы и Воскресения одновременно. Она была местом паломничества, местом, дающим силу и надежду. Поэтому вспомним сегодня Тот день.

Год 1861

Умер 47-летний украинский поэт в Санкт-Петербурге, там его (на Смоленском кладбище) сначала и похоронили.

Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена
Памятный знак на месте первой могилы Шевченко

Но друзья Тараса Григорьевича и многочисленные поклонники его творчества знали о страстном желании поэта быть похороненным, согласно его «Заповіту», написанным еще в 1845 году, на родной земле – «Як умру, то поховайте мене на могилі серед степу широкого на Вкраїні милій…»

После того, как пятьдесят восемь дней прах Шевченко находился в Петербурге, его гроб, согласно завещанию, по ходатайству Михаила Лазаревского, после получения им разрешения в апреле того же года, был перевезен в Украину и перезахоронен на Чернечьей горе возле Канева.

Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена
Шевченко с друзьями: братьями А. и М. Лазаревскими, Г. Честаховским и П. Якушкиным. Фото А. Деньера (1859)

26 апреля. Гроб с прахом Шевченко был выкопан из земли Смоленского кладбища, в присутствии близких друзей и знакомых поэта положен в другой, свинцовый и поставлен на рессорные дроги. Прощальное слово сказал Николай Костомаров. Пантелеймон Кулиш покрыл Тарасов гроб красной казацкой китайкой - и отправились в путь: через Васильевский остров, через Неву, по Невскому проспектом до Московского вокзала. Оттуда - в Москву по железной дороге.

Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена
Пантелеймон Кулиш, Николай Костомаров и Александр Конисский

27 апреля. Гроб с телом Шевченко прибыл в Москву, его привезли на Арбат и поставили в церкви Тихона. С телом покойного прощалось много москвичей; состоялась многолюдная панихида. Из Москвы гроб Шевченко повезли лошадьми (железные дороги в Киев еще не было) на специальных рессорных дрогах по маршруту: Серпухов - Тула - Орел - Волобуев - Кошелевка - Дмитровка - Севск - Эсмань - Глухов - Кролевец - Батурин - Борзна - Нежин - Носовка - Козелец - Залесье - Бровары - Киев.

3 мая. Гроб с прахом Шевченко прибыл на землю Украины, в Черниговскую губернию.

5 мая. Гроб с прахом Шевченко перевезен через Нежин. «Отдали честь Кобзарю. Провожали церемониально от заставы к заставы, положили венок на гроб», - писал Леонид Иванович Глебов Александру Яковлевичу Конисскому.

6 мая. В 7 часов утра в Бровары прибыли похоронные дроги с прахом Шевченко в сопровождении Александра Лазаревского и Григория Честаховского. Здесь, на почтовой станции, их встретили четыре студента Киевского университета. Вечером дроги прибыли на Никольскую Слободу. Здесь их встретил много крестьян, мещан, представителей киевской интеллигенции. Сюда же пришли также братья поэта - Никита, Иосиф, сестра Ярина, троюродный брат Варфоломей Шевченко и другие родственники. Здесь были произнесены четыре речи - на украинском, русском, польском и сербском языках. Отсюда похоронные дроги двинулись на Киев. При въезде на Цепной мост лошади траурной колеснице были выпряжены, и дальше ее везли студенты. На середине моста дроги остановились, и здесь была произнесена речь в память покойного, а молодой поэт Михаил Малашенко прочитал свое стихотворение, посвященное Кобзарю. На ночь гроб поставили в церкви Рождества Христова на Подоле. В тот же вечер А.Лазаревский и Г.Честаховский, а также родственники Шевченко и представители киевской интеллигенции обсуждали, где его похоронить: в Киеве (на Щекавицком кладбище) или в Каневе. После долгих раздумий и споров остановились на Каневе.

Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена

7 мая. Несмотря на дождь, у церкви Рождества на Подоле собралось несколько тысяч киевлян. В храме шла служба. Надгробные слова произнести не позволил генерал-губернатор. Некая дама в глубоком трауре протиснулась сквозь плотный молчаливый толпу и положила на гроб поэта терновый венок. В 4 часа дня гроб вынесли из церкви Рождества и многотысячная траурная процессия двинулась к пароходу «Кременчуг», стоявшему у Цепного моста. Процессия все время останавливалась, и народ слушал проникновенные слова выступающих.

Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена
Церковь Рождества Христова на Подоле

8 мая. В 7 часов утра пароход «Кременчуг» отбыл из Киева вниз по Днепру. Гроб Шевченко сопровождали его братья и друзья, а также студенты Киевского университета, среди них и Тадеуш (Фаддей) Рыльский, будущий отец поэта Максима Рыльского. В 4 часа пополудни пароход прибыл в Канев. Гроб поставили в Успенской церкви.

Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена
Михаил Максимович (рисунок Шевченко) и Тадеуш Рыльский

9 мая. Утром состоялась многолюдная панихида. Протоиерей И.Мацкевич в своей речи отметил большие заслуги покойного перед народом.

10 мая (22 по новому стилю). Состоялись похороны Шевченко на Чернечьей горе, которая с тех пор стала называться Тарасовой.

Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена
Чернечья гора стала называться Тарасовой

Григорий Честаховский вскоре писал Федору Черненко: «10 мая в час пополудні одправилися в церкву, одслужили, як слідує по закону, що було треба, потім протоієрей промовив, спасибі йому, в церкві до батька Тараса прощальне слово: «Ти, – каже, – брате наш во Христє, Тарасе, настоящий щирий батько свого українського люду, ти перший заступивсь за рідне слово українського народу; в солдатській шинелі, у тяжкій неволі, далеко на чужині, не переставав боліть серцем за люд свій і його слово! Мир тобі, Тарасе!». Потім винесли гроб, поставили на козацький віз, накрили червонною китайкою, а замість волів впрягся люд хрещений, і повезли, як слід, діти свого батька, що повернувся з далекого краю до свого дому».

Везли парни и мужчины, а потом даже и девушки - несколько верст. Дорогу, по которой двигалась траурная процессия, устелили зелеными ветвями, и она была похожа на зеленый ковер. Впереди несли Кобзарев портрет, чтобы все встречные видели того, о ком только слышали. Над раскрытой могилой было произнесено четыре речи, один из выступающих сказал слово «от белорусской народности».

Михаил Александрович Максимович прочитал у могилы свое стихотворение, посвященное похоронам поэта. Время подошло к 7 часам вечера. Г.Честаховский сообщал: «Опустили біле тіло в гроб, і почав народ розходиться… а декотрі остались ночувати на Тарасовій горі, і всю ніч огнище горіло, наче гайдамацтво ночувало в лісі з свяченими ножами».

Так земля Украины навеки приняла в своє лоно прах Великого Кобзаря.

Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена
Книга "Похороны Т.Г.Шевченко" 1929 года

Сто лет спустя

Украинский журналист Сергей Набока (1955-2003) вспоминал: «в 72-м, кажется, году, я уже забыл, с датами у меня плохо, - разгон демонстрации 22 мая возле памятника Шевченко, когда мы с моими одноклассниками втроем пошли, ну, принять участие или посмотреть, я даже не знаю, но факт то, что один из моих приятелей тогдашних был в вышиванке. И я помню, как увидел, что делается, - это было серьезно, это было на самом деле серьезно, это был настоящий разгон демонстрации, вот, причем мирной абсолютно. Я ему говорю: «Толик, повернись спиной». Он говорит: «А чего, что я не имею права в вышиванке стоять?» И тут же я слышу рядом человек в гражданском говорит милиционеру: «А ну-ка быстренько возьми вон того вот, он в вышиванке». - Ну я слышал еще многое типа: «Вон с усами бери, того», - потому что у него усы казацкие, ну, и так далее. Это достаточно интересное такое было впечатление. С тех пор я всегда старался ходить к памятнику Шевченко. Становилось все меньше и меньше людей, вот, все меньше и меньше цветов, но я старался каждый год там все-таки быть...

Как Тарас Шевченко возвращался в Украину и потом – защищал ее в советские времена
Сергей Набока

Однажды мы ездили в Канев, еще учась в школе. Ну, с одной стороны, это преемственность какую-то давало, что вот мы, что мы пришли и отметились, что мы есть. С другой стороны, давало понимание, что не только мы, не только нас там четверо, пятеро, или десять - много есть. Иногда приходишь просто сам, один, видишь, что вокруг сидят сексоты, вокруг памятника, но цветы лежат, и цветов много. Ты понимаешь - есть люди, еще не все посажены, не всех убили, не всех запугали, что есть люди, которые могут рисковать своим благосостоянием, благополучием своей семьи, своей работой, членством в партии, потому что и коммунисты, которые туда ходили..., вот, и понимаешь, что еще Украина есть. Родина есть. Не идеальная, не в моей воображении, не... в будущем, а она вот...»

Світлана Шевцова, Киев

Читайте также:
Комментарии
Добавить комментарий
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Популярное:
Читаемое: